РУССКИЙ ФОРТ ВАНКУВЕР

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Япония.

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

День совершеннолетия

Каждый второй понедельник января вся Япония отмечает Сэйдзин-но хи - День Совершеннолетия или вступления во взрослую жизнь.

В отличие от большинства национальных праздников, это торжество вошло в разряд официальных только после 1948 года, до этого же церемония посвящения во взрослую жизнь происходила не публично, а в местном или домашнем храме.

В 20 лет японские юноши и девушки получают права и обязанности взрослых: с этого возраста они могут принимать участие в выборах, несут полную ответственность перед законом, на них распространяется трудовое законодательство. Кроме того, именно с 20 лет молодым людям официально разрешается курить и употреблять спиртные напитки.

В этот день все, достигшие 20-летия, получают благословение на специально организуемой церемонии. Девушки надевают красочные кимоно, так называемые фурисодэ, стоимость которых достигает миллиона иен. В подобное кимоно невозможно облачиться без посторонней помощи, поэтому дамы перед церемонией проводят по несколько часов в салонах красоты. Юноши обычно надевают праздничные черные костюмы, хотя есть такие, которые также предпочитают кимоно стандартному европейскому платью.

Обычно городские власти устраивают торжественные собрания и вечеринки для всех достигших совершеннолетия, на которых виновникам торжества вручаются памятные подарки. Каждому из них приходит персональное приглашение от главы местной администрации или учебного заведения. Список 20-летних граждан власти получают, как ни странно, из налогового управления: каждый японец обязан платить налог за проживание. Уклоняющиеся от уплаты налогов приглашений не получают и на церемонию не допускаются. Сами же виновники торжества, ощутив свободу, не всегда могут вовремя остановиться. Перебравших лишнего доставляют домой товарищи, но на следующее утро их не будет мучить совесть, ибо такое поведение в этот день не считается зазорным.

Примечательно, что первоначально День совершеннолетия отмечался 15 января, и естественно, что часто праздничный выходной попадал на середину недели и превращался в очередной «пустой день». Чтобы полноценнее использовать свободное время, в 1998 году был принят закон, по которому с 2000 года праздник переносился с фиксированной даты на второй понедельник января, который стали называть «счастливым» понедельником.

0

32

Борьба Луны и Солнца: Новый год по-японски

   До далекого уже теперь 1873 года Япония жила по китайскому лунному календарю. Любимый зимний праздник всех детей и взрослых был "скользящим" — каждый раз приходился на новый день где-нибудь в конце января или в первой половине февраля. Однако подули ветры перемен: под давлением европейских держав и Америки страна наконец открыла порты для свободной торговли с иностранцами. Стало очевидно, что разность летоисчислений причиняет вопиющие неудобства. И тогда правительство волевым решением перевело страну на солнечный подсчет дней и месяцев. При этом потерялось целых тридцать суток: после одиннадцатой сразу настала первая "луна" следующего года. У чиновников автоматически пропало месячное жалованье — кое-кто шумел, требуя его все же выдать, но безрезультатно. С тех пор прошло уже почти полтора века, и японцы давно привыкли встречать Новый год тогда же, когда и мы, — 1 января.
   Конечно, фанатики традиций до сих пор выражают недовольство этим и упорно отмечают свой, "настоящий" праздник в ночь окончания двенадцатой луны. Они — в абсолютном меньшинстве, однако в принципе жители Страны восходящего солнца не были бы собой, если бы напрочь забыли, как поступали в том или ином случае их предки. В японском "исполнении" новогодние торжества XXI века до мелочей — словно историческая "реконструкция" — сходны с празднествами века XIX и при этом мирно уживаются с грандиозными рождественскими распродажами вполне глобалистского типа. Да, вместе с григорианским счетом времени на японские острова проникло христианское Рождество, но оно лишилось религиозной составляющей, и используется ныне преимущественно для того, чтобы получше подготовиться к любимому Новому году (не правда ли, подобным образом дела обстоят и у нас?). Кроме того, в декабре традиционно выплачиваются премиальные за весь год, которые тут же и летят в топку праздничной индустрии. Рестораны и прочие "едальни" забиты компаниями, как правило, сослуживцев, собравшихся на корпоративную вечеринку. Все вроде нормально, по-европейски, но знаете, как официально называется такое мероприятие? "Собрание по забвению прошлого года". Только забыв этот год, согласно местным представлениям, можно осуществить торжественный акт перехода в новый. Акт — не громко сказано. Здесь великий зимний праздник со всеми его символами и знамениями действительно воспринимается как жизнеутверждающее и животворящее, "мифологическое" по сути своей событие. Кстати, об атрибутике — как и европейцы, японцы главную роль здесь отдают вечнозеленому растению. Только не ели, а исключительно сосне. Она в стародавней национальной системе "знаковых смыслов" олицетворяет вечную молодость и долголетие. Недаром в диету святых отшельников непременно входила роса, буквально слизанная с сосновых игл, — таким образом тела наполняются "физической" силой вековой природы. В отличие от отшельников простые крестьяне накануне Нового года шли в горы, которыми богаты все четыре главных японских острова, чтобы выкопать или срубить молодую сосенку. Потом ее полагалось выставить прямо перед воротами своего дома, чтобы туда пришла удача. Собственно, в современном языке новогоднее дерево-украшение так и называется — "кадомацу", то есть "сосна перед воротами".
   Репутация сосны в народном сознании прочна и неприкосновенна, она входит в подкорку вместе с древней поэзией. Последняя часто воспевает это растение наряду с журавлем, другим известным символом долголетия и удачи. Считалось, что именно на журавлях путешествуют бессмертные даоские святые. Еще в X веке некая придворная дама писала:

Журавль
С тысячелетней сосною,
Что приносят тебе поздравления,
Знают, как хотела бы вечно Жить под сенью твоих милостей!
(Перевод А.А. Долиной)

Ей вторит два столетия спустя знаменитый Сайгё:
У каждых ворот
Стоят молодые сосны.
Праздничный вид!
Во все дома без разбора
Сегодня пришла весна!
(Перевод В.Н. Марковой)

   Заметьте — пришла весна, а не зима, что и естественно — ведь раньше японцы связывали праздник перемены дат с "открытием" сельскохозяйственного сезона и проводами холодов точно так же, как ныне "вынуждены" ассоциировать его с их началом. Но — тут я должен повториться — вполне по-японски неистребимой оказалась соответствующая обрядность, "ориентированная" как раз на возрождение, пробуждение ото сна, прилив энергии.
   Считалось, например, что на макушку вовремя выставленной предвратной сосенки спускается с гор божество наступающего года и вдыхает в землю силу плодородия. А чтобы трудолюбивое существо не устало, ему готовили сытное угощение: круглые рисовые лепешки моти, рисовое вино (всем известное саке), хурму, мандарины, сушеную и соленую рыбу. До сих пор принято угощаться на Новый год и тресковой икрой: поедание зародышей должно обеспечить и людям плодовитость во всех смыслах этого слова. Впрочем, конечно, в нынешней городской жизни речь здесь обычно идет просто об успехах в карьере и делах, не имеющих отношения к землепашеству.

Тщательно готовьтесь к встрече с предками

   С течением истории в условиях японской тесноты целая сосна у дверей превратилась в пучок ее веточек, причем с добавлением бамбуковых побегов. Они издавна почитаются за стойкость перед ветрами и сверхбыстрый рост, то есть празднующие опять-таки подчеркивают ими стремление обрести новую витальную энергию. Попали в букет и сливовые ветки, символизирующие приход весны: японская слива зацветает очень рано, когда еще запросто может выпасть новый снег. Можно сказать, что по этому растению нация и "узнавала" о приближении Нового года и встречала его непременными поэтическими сессиями. Представители всех сословий рассаживались с чарками у корней деревца и начинали:

Блеск снега, чистота луны, сиянье звезд
Слились в цветенье сливы.
О, золото чудесной ночи
И аромат цветов, устилающих сад!

   Так высказался поэт Сугавара Митидзанэ (845—903). В его стихах, сочиненных, как тогда водилось, на китайском языке, слива возносится до небес — но только цветущая. "Нынешняя" же декабрьская слива — это лишь голые ветки. Ревнители старины говорят, что даже растения на Новый год стали теперь уже не те…
   Как бы там ни было, сосна, бамбук и слива вместе составляют классическую триаду зимнего праздника. Маленький "сноп", заменивший в каменных джунглях сельские деревца, принято вывешивать перед квартирами и сегодня. Да, еще — его непременно надо перевязать жгутом из рисовой соломы, полученной при сборе последнего урожая. Такой жгут служит отличным оберегом, в синтоистских храмах толстыми канатами из того же материала огораживают самые священные места.
   Ну и хурма с мандарином не повредят новогоднему натюрморту, хоть и не обязательны…
   Все, можно садиться за стол. Как и в Северной Европе, Новый год всегда считался в Японии сугубо семейным праздником, и эту традицию тем более важно соблюдать, поскольку в последнюю ночь перед торжеством в дом возвращаются души предков, которых члены семьи обязаны радушно принимать и чтить. Присутствие посторонних при этом строго запрещалось, и нынче, кто бы во что ни верил, у японцев так и не выработалась привычка ходить друг к другу в гости в это время.
   Однако божества и души не повсюду захотят явиться, нечистое место они обойдут — поэтому накануне торжеств устраивается генеральная уборка, а злые духи изгоняются специальными обрядами. Каждый японец знает, чего больше всего боятся эти враги рода человеческого — гороха и бобов. Надо просто разбросать их перед Новым годом по полу во всех комнатах, приговаривая: "Счастье — в дом, черти — вон!"
   Обсудим теперь праздничное меню — оно несложно, так как людям и богам прекрасно подойдут одни и те же продукты. Основное блюдо — упомянутые моти. Перед тем как поместить лепешку в котел с кипящей водой, тесто необходимо долго "умягчать" специальными деревянными колотушками, напоминающими по форме молот. В старые времена это было коллективное действо с участием всех членов семьи или даже нескольких соседских семей — поочередно. В моти опять-таки обитает сам Дух риса. Так что чем больше людей его там "поселят", а потом съедят, тем здоровее заживет вся округа.
   Приятного аппетита! Но будьте осторожны: моти обладают крайне вязкой консистенцией и ими легко подавиться. Каждый январь газеты сообщают о несчастных случаях — очень часто куски лепешек попадают в дыхательное горло граждан. Зато они очень вкусны и полны магических значений, о которых многие молодые люди уже и не помнят, но все же интуитивно чувствуют. На новогоднем столе не должно находиться ничего случайного. Спросите их — что призваны изображать "кагами моти", специальные "зеркальные" моти круглой формы? Скорее всего, не ответят. Но готовят ведь. На самом деле в лепешках заключено напоминание о полной луне и "полноте" жизни.
   Кроме моти священная трапеза включает в себя кашу из красных бобов (ей придавался когда-то очистительный смысл), похлебку из целебных трав и лапшу соба из гречишной муки — счастье и благополучие в доме обязаны быть такими же длинными (нескончаемыми), как лапша.

А теперь самое приятное — подарки

   Первое, что приходит на японский ум: глиняные, бумажные, рисованные, металлические, пластмассовые — любые изображения и фигурки соответствующего животного из двенадцатилетнего зодиакального цикла. В случае 2006 года — изображение собаки, которая охраняет дом и прогоняет воров.
   На втором месте в ритуальной шкале новогодних ценностей, как ни странно, деньги. Раньше дарили исключительно пятииеновые монетки, поскольку их название — гоэн — омонимично слову, обозначающему крепкие семейные узы. Но сегодня на пять иен ничего не купишь, и потому к ним, как правило, прилагаются купюры в красивом белом конверте.
   Ну и, конечно, поздравительные открытки — японцы являются признанными мировыми чемпионами по их написанию. Даже в недавнюю эпоху, когда и мы в России находили время отправлять послания друзьям и родственникам, обмен новогодними "приветами" на изящно оформленных бланках никогда не имел у нас такого масштаба, как в Японии. Среднестатистический житель Страны восходящего солнца, этого улья и эпицентра лихорадочной деловой активности, каждый раз, когда подходят сроки, отправляет более ста новогодних открыток! Родителям, братьям, сестрам, начальникам, коллегам, соседям по предыдущему и нынешнему месту жительства, случайным знакомым — всем тем, с кем пришлось иметь дело в минувшие 365 дней. Причем удивительна не только сама приверженность обычаю со всеми временными затратами, ему сопутствующими, но и то, что у японцев наиболее популярны вовсе не многоцветные картинки высокого полиграфического качества, как в остальном мире. Здесь в ходу самые обычные почтовые карточки без единого художественного выкрутаса, монополией на выпуск которых обладает государственная почта. Их преимущество — только в одном, но оно оказывается решающим: на каждой напечатан строго индивидуальный, единственный в стране номер, являющийся одновременно и номером общенациональной лотереи. То есть чем больше у человека партнеров по новогодней переписке, тем больше у него и шансов выиграть какой-нибудь солидный приз.
   В общем, как и на всем белом свете, новогодний подарок в Японии есть разновидность благопожелания. Что можно пожелать ближнему? Говоря кратко — счастья. Поэтому перед заветной ночью повсюду в стране устраиваются специальные "ярмарки счастья". Там можно приобрести, скажем, кораблик, на котором плывут семь богов удачи с несметными сокровищами на борту. Или — игрушечные бамбуковые грабли, в новом сезоне ими будет очень удобно всякое счастье загребать. Или — такие же декоративные стрелы и ракетки для игры в волан. Их предназначение — прогонять и отпугивать злых духов. Для того же сойдет и веер. Движение "к себе" нагоняет богатство и процветание, "от себя" — избавляет от нежелательных флюидов. В качестве гарнира японцы покупают на ярмарках и "целебную" еду — фрукты, чай, саке, — исходя из того разумного постулата, что долголетие обеспечивается прежде всего правильной диетой. И, представьте, алкоголь в умеренных, то есть микроскопических, дозах — непременный ее элемент.
   Впрочем, каждый человек сам лучше всех знает, что ему полезно. Следуя этому логическому догмату, продавцы выставляют в своих витринах статуэтки из папье-маше или дерева. Изображают они Даруму (Боддхидхарму) — легендарного основателя школы дзэн в буддизме. О его непревзойденной святости свидетельствует отсутствие ног: они отсохли после бесконечных медитаций в "позе лотоса". В результате получился симпатичный кузен нашей неваляшки: центр тяжести смещен книзу, Даруму нельзя опрокинуть. А такая несгибаемость — весьма важное качество, которое в новом году поможет каждому оставаться собой, принимать верные решения, прислушиваться к собственному сердцу и разуму. А кроме того, у Дарумы отсутствуют глаза — вернее, зрачки. И это неспроста: сразу при получении статуэтки в подарок следует нарисовать в одной из белых пустых глазниц черный кружок и загадать при этом желание. Если оно исполнится, нужно сделать святого по-настоящему зрячим, изобразив второй зрачок. Если же нет, то через год его следует сжечь как не оправдавшего ожиданий. Ну а тем, кто не так привержен суевериям, можно рекомендовать набор кусков пахучего мыла. Только ведь и мыло — если его чуть "ковырнуть" — окажется намертво связанным с традицией. Ведь накануне Нового года строго обязательны не только генеральная уборка, но и поголовная "помывка" всей семьи.

Повергайте чужих змеев на землю

   О наступлении великого момента возвещают 108 колокольных ударов во всех буддистских храмах. Из 108 же бусин составляются четки. 108 соблазнам и грехам, согласно учению Будды, подвержен и человек, — под звуки колокола все грехи, один за другим, должны уйти в прошлое. А японцы, дождавшись рассвета, толпами спешат в свои святилища — впервые в этом году. Важно успеть встретить именно там восход солнца, чтобы в ближайшие 12 месяцев все сложилось благополучно и радостно. Перед входом в храм пришедший смывает первой новогодней водой из ковшика старую "грязь" с лица и рук, застывает на секунду перед статуей Основателя, бросает монетку в ящичек для пожертвований, хлопает в ладоши, чтобы привлечь внимание здешних божеств и мысленно молится об исполнении мечтаний. Эту молитву предлагается зафиксировать и письменно: на деревянных дощечках, вывешенных на специальной "доске объявлений", предназначенной для высших сил.
   А потом все идут запускать "связных между землей и небом" — воздушных змеев, это тоже надлежит делать в первые же дни января. Сегодня на улицах японских городов устраиваются целые змеиные баталии. Для запугивания противника своим "питомцам" рисуют устрашающие лики, а выигрывает тот, кто сумел повергнуть "чужака" на землю. Для этого нужно либо запутать ему стропы, либо перерезать их с помощью какого-нибудь острого предмета, который закрепляют на стропах своего змея.
   Завершается все это экзотическое празднование церемониями, связанными с очистительной силой огня. В гигантских кострах, которые разводятся на территории храмов, горят и новогодние украшения, и деревянные таблички с молитвами. Все это напоминает венецианский карнавал. Торжества окончены, божество года спорхнуло с сосенки и вернулось на место своего постоянного пребывания в горах, а жизнь — продолжается. Продолжается с нового и чистого после забытой скверны листа.

0

33

Волшебный горшочек набэмоно

Говорят, лучший способ выучить чужой язык – полюбить девушку, для которой этот язык родной. Самый быстрый способ узнать другой народ – понять, что и как он ест. В этом смысле знакомиться с Японией легко и приятно, потому что японская пища одна из самых простых и здоровых в мире.

Японская еда отличается, к примеру, от китайской тем, что в Поднебесной блюдо готовят так, что ты никогда не догадаешься, из чего оно приготовлено, а в Японии – никогда не догадаешься, что оно вообще приготовлено!

Японцы очень любознательны в еде, им нравится пробовать чужую и экзотическую пищу, но в своей собственной они весьма консервативны: рис, рыба и морепродукты, соя – те три столпа, на которых зиждется их кухня. Вот тут и начинается национальный характер. Японец по сути своей не изобретатель: когда народ живет очень тесно, он вынужден жить по правилам, а изобретательность – это всегда поиск экстраординарного. Но то, чему японец однажды научился, он будет делать досконально. Например, растить рис. Распознавать его сорта по вкусу. Определять, в какой части страны он выращен – тоже по вкусу.

Правильный японский рис – круглый, зернышко к зернышку. Варить его – целая наука. Правда, в наше время рис варят с помощью электронной рисоварки. Да-да, именно электронной, а не электрической. Конечно, встроенных в рисоварку "мозгов" не слишком много, однако их хватает для того, чтобы поддерживать нужную температуру, задавать правильное направление потокам воды и пара. Тогда готовый продукт будет в меру рассыпчатым и в меру клейким. Таймер включит аппарат в нужное время, в нужное – выключит и будет держать готовый продукт горячим хоть целые сутки, чтобы у хозяйки всегда был под рукой свежесваренный рис.

Большей частью его так и едят – просто рис. Как у нас хлеб – не отдельное блюдо, но основа и необходимая часть обеда. Рис можно смешать со специальным уксусом – и он станет основой для суши. Кстати, кроме роллов и nigiri-zushi есть еще третий, совсем не популярный на Западе вид суши – kansaizushi (Кансай – часть Японии, где находится Осака): рис, смешанный со специальными ингредиентами и помещенный в съедобные формочки – шарики, звездочки, сердечки.

Рис замечательно лепится и держит форму. Японские мамы готовят для своих чад онигири – рисовые треугольники со спрятанным внутри кусочком рыбки или курицы, или ложечкой овощного салата, обернутые в нори – высушенные специальным образом водоросли. Рис можно посыпать сушеной смесью furikake, состоящей из овощей, измельченной рыбы, креветок, нори, и получить еще одно вкусное и простое в изготовлении блюдо. С рисом можно делать все что угодно. Единственное, чего нельзя делать, с точки зрения японца, так это варить сладкую молочную рисовую кашу. Даже самый вежливый японец не может сдержать гримасу отвращения, только услышав про такое.

Рыба всегда была главной в рационе японца, что неудивительно – океан вот он, всегда рядом. А в нем замечательный тунец – морской аналог коровы, разве что молока не дает. Вкусное розовокрасное мясо – хоть жарь на углях, хоть вари на пару, хоть сырым ешь. Или лакедра (hamachi) – сиреневато-перламутровое филе для sashimi. Или креветки и морские гребешки, обожающие теплые воды шельфа. Кальмары, осьминоги… Да мало ли их, морских обитателей, только руку протяни! Однако рыба в Японии не так дешева, как могло бы показаться, скорее наоборот – хорошая рыба стоит дорого.

И, наконец, соя. Из соевых бобов готовится масса блюд – от супа до традиционных сладостей. Суп мисо – самый простой в мире суп. Достаточно размешать в кипятке собственно мисо – соленую пасту из ферментированных соевых бобов. В качестве заправки обычно добавляют кусочки тофу – соевого сыра, сушеную морскую капусту, порезанный зеленый лук, но в принципе добавить можно что угодно или вообще ничего не добавлять. Мисо – пища диетическая, очень полезная для желудка.

Было бы несправедливо не отметить, что в японской кухне используется множество специально выращенных грибов и различных трав, вплоть до маленьких съедобных цветков хризантемы, которыми украшают блюда. Есть еще огородные и дикие овощи, свежие и маринованные (цукемоно), и удивительные на вкус таке-но-ко (бамбуковые ростки) и ренкон (корень лотоса).

Неотделимая часть японской культуры еды – бэнто, традиционный готовый обед для путешественников. В специальной коробке или контейнере из расчета на одного человека сервируется рис с другими блюдами: припущенной рыбой, маринованными и свежими овощами, соусом в маленькой – с наперсток – бутылочке. Такие же коробочки с едой собирают мамы для детей-школьников и молодые жены для своих еще не слишком хорошо зарабатывающих супругов. Готовый бэнто можно купить в любом супермаркете и в круглосуточных магазинах. При необходимости его тут же вам и разогреют.

В Японии существует множество писаных и неписаных правил о том, как себя вести в той или иной ситуации. Есть, например, можно везде – в вагоне поезда, сидя на газоне, на подоконнике в институте. Нельзя есть на ходу и, конечно, – в этом смысл всех правил – нельзя мешать окружающим.

Одна из особенностей японской трапезы – в ней нет понятия "основное блюдо". Нет деления и на перемены – первое, второе, супы или холодные и горячие блюда. Обед можно начать с любого блюда. Разве что десерт все-таки едят в последнюю очередь.

Японскую еду легко готовить, но оформить приготовленное блюдо в особом японском стиле – непросто. Этому, как и искусству икебаны, следует учиться. Нужно также научиться есть палочками. Но это как раз очень просто, немного тренировки – и все! Палочками есть очень удобно, они ведь, по существу, становятся продолжением пальцев – точнее, просто длинными пальцами, которыми можно взять что угодно – горячее, маленькое, мокрое, скользкое.

Палочки удобны и при готовке, особенно если приходится одновременно готовить и есть. Ведь многие блюда японской кухни готовятся прямо на столе – иногда поваром, а иногда самими едоками, и это не требует особых навыков.

Одно из самых красивых и вкусных блюд – сукияки. Слово немного режет слух русского человека, хотя переводится просто как "любимое жареное". Для его приготовления понадобится тонко нарезанная говядина, несколько видов грибов, тофу, лук-порей, бифун – прозрачная лапша, приготовленная из риса и картофельного крахмала, соевый соус, смешанный с кулинарным вином (мирин), пряные травы. Все продукты красиво раскладываются на блюде. На середину стола устанавливается газовая горелка со сковородкой (в прошлом это была жаровня на углях, а сейчас ее все чаще заменяет тефлоново-электрический аналог), на дно которой наливается немного соуса с вином. В этом соусе медленно обжаривается мясо, тофу, грибы – все то, что лежит на блюде. Вы сами кладете сырой продукт на ту часть сковородки, что к вам ближе, сами переворачиваете, сами решаете, когда еда готова. Конечно, все процедуры производятся палочками. Перед каждым, кто сидит за столом, ставится глубокое блюдце, в которое разбивается, а затем взбалтывается сырое яйцо – оно нужно для охлаждения снятых со сковородки обжаренных кусочков, прежде чем они попадут в рот. И, конечно, рис – у каждого должна быть чашка с горячим рисом.

Суки-яки – замечательное угощение с развлечением для небольшой компании. Если у вас нет какого-то из перечисленных продуктов – не беда, его можно заменить тем, что вам привычно и знакомо. Лишь бы было вкусно. Беседа течет плавно, еда – как всякая японская – не тяжела для желудка. Из-за стола все выходят сытыми, но не усталыми.

Зимний вариант суки-яки называется набэмоно. Сезон набэмоно наступает в японских семьях вместе с холодами. Народная присказка гласит: "В холодную погоду в горшке должно быть густо", а набэмоно и есть густая еда в этом самом глиняном горшочке донабэ. Впрочем, для приготовления набэмоно японцы используют и другую посуду – железную или медную кастрюлю, котелок и даже сковородку с высокими стенками.

Горшок или кастрюлю с заранее приготовленным бульоном ставят в центре стола на переносную газовую или электроплитку, рядом на столе расставляют тарелки с подготовленными продуктами: рыбой, мясом, грибами, овощами… Бульон кипит на медленном огне, в него добавляют морскую капусту комбу, сакэ, соевый соус, сок лимона. После чего каждый из участников трапезы – неважно, член семьи или просто один из гостей – завершает процесс приготовления блюда самостоятельно, каждый для себя. Берет с тарелок то, что ему хочется, и помещает в кипящий бульон. По готовности сам же вынимает палочками из кастрюли, перекладывает себе на тарелку и ест, сдабривая соусом.

Когда в кастрюле остается одна лишь жидкость, туда кладут вареный рис и снова разогревают. Получается нечто вроде жидкой каши. Иногда вместо риса используется толстая домашняя пшеничная лапша удон.

Набэмоно любят все японцы, его готовят дома и заказывают в ресторанах. У этого блюда много положительных сторон. Во-первых, можно использовать все разнообразие продуктов и любые их комбинации. Во-вторых, каждый кусочек находится в бульоне непродолжительное время, поэтому полезные вещества из продуктов не вывариваются. В-третьих, сервировка стола не требует особых хлопот, нужны лишь маленькие тарелочки для каждого и пиалы для соусов. Самое необходимое для набэмоно – это теплая и дружественная атмосфера за столом. Японцы говорят, что в этом смысле набэмоно – самое японское из всех японских блюд. Ведь в кухне Страны восходящего солнца приятная компания и удовольствие от общения в кругу семьи и друзей – главное условие хорошего застолья.

Источник: Аэрофлот

0

34

http://www.eremont.ru/storage/enc/design/MINIjapan1.jpg
Дом по-японски

Есть страны, где традиции определяют национальную сущность. Япония – страна традиций. Будь то созерцание цветущей сакуры или разработка сверхновых технологий – у всего есть общая основа: житие по-японски. А оно, в свою очередь, начинается с феномена японского дома.

Мотивация стиля
Почему японский дом – феномен? Потому что сама его природа идет вразрез с привычным нам понятием жилища. С чего, например, начинается строительство обычного дома? Разумеется, с фундамента, на котором потом возводятся прочные стены и надежная кровля. В японском доме все делается наоборот. Конечно, он начинается не с крыши, но и фундамента как такового у него тоже нет.

При строительстве традиционного японского дома учитываются факторы возможного землетрясения, жаркого и крайне влажного лета. Поэтому в основе своей он представляет конструкцию из деревянных колонн и крыши. Широкая крыша защищает от палящего солнца, а простота и легкость сооружения позволяет в случае разрушения быстро собрать пострадавший дом заново. Стены в японском доме – это лишь заполнение промежутков между колоннами. Обычно лишь одна из четырех стен – константная, остальные состоят из передвижных панелей различной плотности и фактуры, которые играют роль стен, дверей и окон. Да, в классическом японском доме привычных нам окон тоже нет!

Внешние стены дома заменяют сёдзи – это деревянные или бамбуковые каркасы из тонких реек, собранных наподобие решетки. Промежутки между рейками раньше оклеивались плотной бумагой (чаще всего рисовой), частично обивались деревом. Со временем стали использоваться более технологичные материалы и стекло. Тонкие стены двигаются на специальных шарнирах и могут служить дверьми и окнами. В жаркое время дня сёдзи вообще можно снять, и дом получит естественную вентиляцию.

Межкомнатные стены японского дома еще более условны. Их заменяют фусумы – легкие деревянные рамы, оклеенные с двух сторон плотной бумагой. Они разделяют жилище на отдельные помещения, а при надобности раздвигаются или снимаются, образуя единое большое пространство. Кроме того, внутренние помещения разделяются ширмами или занавесями. Подобная "мобильность" японского дома дает его обитателям неограниченные возможности в планировке – по потребностям и по обстоятельствам.

Пол в японском доме традиционно делается из дерева и поднимается над землей не менее чем на 50 см. Это обеспечивает некоторую вентиляцию снизу. Дерево меньше нагревается в жару и дольше охлаждается зимой, к тому же при землетрясении оно безопаснее, чем, например, каменная кладка.

У европейского человека, попадающего в японское жилище, возникает ощущение, что это лишь декорации для театральной постановки. Как можно жить в доме, у которого практически бумажные стены? А как же "мой дом – моя крепость"? Какую дверь закрывать на засов? На какие окна вешать занавески? К какой стене поставить массивный шкаф?

В японском доме придется забыть о стереотипах и попробовать мыслить другими категориями. Ибо для японца важна не "каменная" защита от окружающего мира, а гармония внутреннего.

Внутренний мир
В какой-то степени дом, в котором мы живем, отражает наш характер, видение мира, стремления. Атмосфера внутри дома для японцев – едва ли не главное. В интерьере они предпочитают минимализм, позволяющий не перегружать пространство и энергетику дома. Всё крайне функционально, компактно и легко.

Попадая в дом, вы должны разуться до носков. В японской традиции носки белые, ибо в доме всегда царит идеальная чистота. Впрочем, поддерживать ее не так уж и сложно: пол выстлан татами – плотными матами из рисовой соломы, обтянутыми травой игуса – болотного тростника.

Мебели в доме практически нет. Та, что есть, доведена в своих размерах до минимума. Вместо громоздких шкафов – встроенные шкафы с раздвижными дверями, повторяющими фактуру стен. Вместо стульев – подушки. Едят обычно за низкими переносными столиками. Вместо диванов и кроватей – футоны (матрасы, наполненные прессованным хлопком). Сразу после пробуждения их убирают в специальные ниши в стенах или во встроенные шкафы, освобождая пространство для жизни.

Японцы буквально помешаны на чистоте и гигиене. На границе санитарных зон дома – ванной и туалета – ставятся специальные тапочки, которые носят только в этих помещениях. Стоит признать, что при отсутствии лишней мебели, ненужных безделушек и нефункциональных предметов пыли и грязи просто негде скапливаться, и уборка дома сводится к минимуму. В классическом японском доме все рассчитано на "человека сидящего". Причем сидящего на полу. В этом можно увидеть стремление быть ближе к природе, к земле, к естественному – без посредников.

Свет – это еще один японский культ. В дом, где и внешние, и внутренние стены сделаны из полупрозрачных материалов, проникает достаточно много естественного света, даже если все сёдзи закрыты. Их решетчатые каркасы создают особый световой орнамент. Главное требование к свету в японском жилище – чтобы он был мягким, неярким. Традиционные абажуры из рисовой бумаги рассеивают искусственный свет. Он как бы пронизывает сам воздух, не обращая на себя внимания, не отвлекая.

Чистое пространство и покой – вот, что должен обеспечивать обитателю японского дома его интерьер. Если мы можем заставить свои комнаты цветами, вазами, сувенирами и со временем даже перестаем замечать эти вещи, то японцы делают во внутреннем убранстве помещений лишь один акцент (картина, икебана, нэцке), который будет радовать глаз и задавать атмосферу. Поэтому в каждом доме существует стенная ниша – токонама, где аккуратный японец поместит самое красивое или ценное, что у него есть.

Японский стиль
Конечно, время и технический прогресс изменили жизненный уклад и устройство жилища в Японии. Классические в полном понимании этого слова японские дома сейчас остались лишь в сельской местности. Но каждый японец старается сохранить в своем жилище дух национальных традиций. Практически в любой японской квартире, даже в самом современном и "европейском" многоквартирном доме, есть хотя бы одна комната в традиционном стиле. И это не дань моде, а нечто естественное и логичное, без чего японец не может представить свой дом.

Стиль минимализма преобладает и в европеизированном японском жилье – он как нельзя лучше соответствует условиям дефицита и дороговизны квадратных метров, перегруженной стрессами жизни мегаполисов. Отношение к своему пространству, к жилой территории в перенаселенной Японии трепетное, ведь из семи тысяч островов под японским флагом лишь 25% земли пригодно для проживания.

Японский дизайн интерьеров за многие века не утратил актуальности, и это подтверждается его популярностью во всем мире. Из Японии пришла мода на перепланировки квартир с расширением зоны отдыха за счет сноса ненужных стен и дверей, тенденция условного разделения пространства ширмами, этажерками, рисунком пола или рельефом потолка.

После эры ДСП, пластика и ядовитых красителей мир вернулся к целебным свойствам дышащего дерева, теплу натуральных мате риалов и естественным цветам – к тому, от чего никогда не уходили японские традиции обустройства дома. Главное в японском интерьере (как классическом, так и в современном) – это компактность, удобство и экологическая чистота. Передвижные стены, строгий декор, загадочные икебаны – во всем этом есть непостижимое для современного потребительского сознания стремление сделать простое многофункциональным и при этом еще более простым. Эдакий минимализм материального мира, оставляющий пространство для созерцания, размышления, любования духовным.

По большому счету, для японца не существует деления его существования на внутренний и внешний мир. Есть единое целое, неделимое ни стенами, ни понятиями. Дом для японца – часть природы, ее продолжение, поэтому он должен иметь схожую с природой энергетику и ауру. И это обеспечит естественную гармонию жизни его обитателей.

Источник: Аэрофлот

0

35

Случайно наткнулась в интернете на этих забавных японских куколок, и они мне понравились:

http://www.tokyocube.com/img/lifestyle/leisure/toys/kokeshi_doll.jpg

Kокэси - традиционная деревянная игрушка, состоящая из цилиндрического туловища и отдельно прикрепленной к нему головки, вытачиваемых на токарном станке. Высота колеблется от нескольких сантиметров до метра.
Kокэси ведет свое начало с северо-востока Японии, из районов лесов и сельского хозяйства - Тохоку, окраины острова Хонсю. Хотя официальная дата "рождения" куклы - середина периода Эдо (1603 - 1867), специалисты считают, что кукле уже более тысячи лет. Несмотря на лаконичность, кокэси весьма разнообразны по формам, пропорциям, росписи, и знатоки могут по этим признакам срезу определить, в какой префектуре сделана игрушка. В Японии издавна сложились устойчивые центры народных художественных промыслов такие, как Киото, Нара , Кагосима, которые сохранили традиции и в наше время.

Oднозначного объяснения, каким образом сложился этот тип игрушки, нет. По одной версии, ее прототипом были шаманские фигурки, применявшиеся в обряде вызывания духов - покровителей шелковичного ремесла. По другой - кокэси являлись своего рода поминальными куклами. Их ставили в крестьянских домах, когда приходилось избавляться от лишних новорожденных, так как родители не смогли бы их прокормить. С этим связываются такие факты, как трактовка слова "кокэси" - "вычеркнутое, забытое дитя", и то, что традиционные кокэси всегда девочки, которые в крестьянских семьях были гораздо менее желанны, чем сыновья.

Более жизнерадостной версией является история о том, что в XVII веке в эти края, славящиеся горячими источниками, приехала супруга сегуна - военного правителя страны, страдавшая бесплодием. Вскоре после этого у нее родилась дочь, что дало повод местным мастерам запечатлеть это событие в кукле.

B сегодняшней Японии популярность кокэси столь велика, что они стали одним из символов жизнестойкости и привлекательности национальной культуры, предметов эстетического созерцания, как культурная ценность далекого прошлого.

http://shop.tokyocube.com/upload/live/wa-osage-21180982266955.jpg

Источник: Кунсткамера

История японских древних кукол на английском

0