увеличить

РУССКИЙ ФОРТ ВАНКУВЕР
   
Форум русскоязычной общины американского Ванкувера

увеличить

РУССКИЙ ФОРТ ВАНКУВЕР

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Венгрия

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Токай

Представьте удивительно живописное место, щедро одаренное солнцем и влагой. Теперь помножьте дары природы на талант и трудолюбие человека и у вас получится Токай, где выращивают виноград и делают вино, знаменитое на весь мир. Промыслом этим крестьяне занимаются со времен древних римлян.

Именно римляне, по преданию, посадили на одной из гор виноградную лозу, а та за ночь принесла плоды, впитавшие лучи восходящего солнца.

...Бесстрашные рыцари в доспехах, гусары с пышными усами и в ментиках с позолоченными позументами, элегантные дамы и кавалеры в костюмах времен "венских вальсов" Штрауса торжественно и чинно проследовали по улицам древнего городка Токай. Расположен он на северо-востоке Венгрии на берегу реки Тиса. В красочном карнавале -- вся богатейшая история крупного винодельческого района страны.

Карнавальному шествию, казалось, не будет конца. Через городскую площадь прокатили груженные огромными дубовыми бочками телеги. Лошади-тяжеловозы звенели колокольчиками, били мохнатыми копытами о камни мостовой. На телегах восседали солдаты в старинных мундирах с кубками токайского. А в соседних с площадью улочках, в маленьких мастерских, свое искусство демонстрировали гончары, пекари и вышивальщицы.

Все это яркое действо, связанное с началом сбора урожая винограда, называется у венгров "сюрет". На сей раз праздник был отмечен еще одним событием. Отцам города Токай вручили грамоту, которая подтверждала, что их винодельческий край включен в список памятников мирового наследия ЮНЕСКО.

...Холмистый рельеф, яркое солнце, плодородная почва сыграли немалую роль в том, чтобы Токайское предгорье превратилось в один из самых известных винодельческих районов Старого континента. Границы Токая четко определены венгерским законодательством. Впрочем, закон бдит и за рецептурой приготовления токайского, или "венгерского", как у нас его называли в старину.

История умалчивает о том, кто первым из властителей откушал нектар из Токая. Может быть это был император Древнего Рима, последовавший совету кого-то из своей свиты. Во всяком случае, на протяжении многих столетий вино золотистого цвета было любимым напитком на пиршественных столах многих монархов.

Бытует множество историй о том, как токайское завоевывало тогдашний рынок вина, преодолевая жесткую конкуренцию вин французских или испанских. Одни утверждают, что напиток из Токая приобрел известность в начале XVI века, прежде всего благодаря польским торговцам, которые слыли самыми предприимчивыми в ту пору. В местном музее хранятся записи о том, что семь веков назад венгерский кардинал впервые привез токайское вино в Ватикан. С тех пор в винных погребах у римских пап токайское никогда не переводилось.

Позднее гость из Токая пришел и в Россию, получив у нас название "венгерское". Все началось якобы с того, что Ференц Ракоци II преподнес несколько бутылок в дар Петру Первому. Тот по достоинству оценил вкус божественного напитка и издал указ о создании специальной торговой российской миссии в Токае, которая поставляла бы вино царскому двору. По документам тех лет, в миссии работали 20-30 человек -- казаки (для охраны) и военные чины. И, конечно же, знатоки виноделия, которым приходилось выполнять работу, требовавшую серьезных навыков и тонкого вкуса. Царские гонцы подыскивали лучшие виноградники и погреба, контролировали процесс сбора винограда и брожения вина, были основными дегустаторами чужеземного напитка.

Вскоре выяснилось, что в царской собственности оказались лучшие виноградники токайских холмов. А, значит, и лучший урожай винограда. Это, понятно, вызвало зависть и раздражение местных торговцев. Дело не раз доходило до конфликтов, после чего местные власти приняли решение запретить продажу виноградников иностранцам. О том, что когда-то на токайские склоны уверенно ступала нога россиян, рассказывают записи в местном музее. Да и одна из тихих улочек Токая носит название Русская.

Невелик Токай. Не сравнить его ни с винодельческими районами Франции и Испании. А уж тем более -- с районами американской Калифорнии, Аргентины или Чили, вина которых сейчас завоевывают рынок. Здесь, в Токае, все скромно, миниатюрно. Вино производят в 28 селениях. Под усадьбами местных жителей -- многокилометровые подземелья, в которых зреет чудесный нектар.

Главный секрет токайских вин -- особый микроклимат местности. Осенью во время дозревания урожая часто наступает период дождей и туманов. Именно в это время виноградники поражает "благородная плесень", из-за которой в последующий солнечный период зрелые ягоды не гниют, а "заизюмливаются" прямо на лозе, превращаясь в уникальное сырье для создания самых различных вин, ни с чем не сравнимых по своему букету.

Местная легенда гласит, что в далекие годы окрестности Токая подверглись нападению татар, и все местное население ушло в горы, не успев собрать богатый урожай. Вернувшись с наступлением глубокой осени на свои виноградники, крестьяне обнаружили на лозах заизюмленные ягоды, из которых созрело вино с редкими вкусовыми качествами и целебной силой.

Еще один секрет местного вина -- токайские погреба. Токай, хотя и провинциальный городок, но многие жители называют его "многоэтажным". Его главные "этажи" -- подземные. Штольни начали пробивать еще 500--700 лет назад. В подвалах протяженностью 40 километров и расположенных в два-три этажа рука утопает в мягкой и благородной темно-серой плесени. В ней, как здесь говорят, одна из тайн токайского.

И все же своими вкусовыми качествами токайское обязано не столько сорту винограда, сколько применяемой технологии. К примеру, для изготовления вина "Самородни", этикетки которого виднелись на прилавках наших магазинов во времена застоя и стоило оно недорого, урожай собирают поздно -- в октябре-ноябре. А порой и после первых заморозков. Для этого гроздья перевязывают, перекрывая доступ влаги к ягодам. Это обеспечивает более высокую сахаристость самой ягоды, ее максимальную подвяленность. Виноградные кисти собирают, давят и дают отстояться полсуток или сутки до первых признаков брожения. После этого сок разбавляют качественным вином, разливают в небольшие бочки и сразу помещают в подвал. Содержание сахара в вине и его деление на сухое и сладкое зависит от содержания в нем вяленых ягод.

Если при изготовлении вина "Самородни" берутся целые кисти с частично подвяленным и заизюмленным на них виноградом, то для знаменитого токайского "Асу" вручную выбирается только изюм. Количество изюма измеряется особой мерой, которая известна только виноградарям Токая. По-венгерски она называется "путтонь" и составляет примерно одну заплечную корзину весом 25 килограммов, которую нужно сбросить в бочку сусла (до 145 литров). Посему есть вина "Асу", которые делятся на 3, 4, 5 и 6-путтоневые сорта. Все зависит от сахаристости. В небольших бочках в холодных подвалах вино дображивает 3--4 года, затем разливается в бутылки. Местные виноделы считают, что природа помогает создать неповторимый букет вина "Асу", придавая ему вкус шоколада, меда, грецкого ореха, свежих фруктов. При различных сроках выдержки это сочетание ощущается по-разному.

Гордость Токая -- вино "Эссенция", процесс приготовления которого -- трудоемкий и сложный. Напиток делают из чистого изюма, а, значит, и сока для изготовления вина получается очень мало. Из-за высокой сахаристости сока (40--60 процентов) брожение протекает медленно. Иногда десятки лет. После продолжительной выдержки готовое вино представляет собой густую, сахаристую жидкость и напоминает скорее сусло, нежели вино.

"Эссенция" -- самое долгоживущее вино в мире, которое считается также наиболее дорогостоящим и малодоступным для широкого круга потребителей. Гордятся токайцы и другими сортами вин -- сухим и полусладким "Фурминтом", "Харшлевелю" ("Липовый лист"), "Золотым мускатом". В каждом из них -- терпкий вкус, мягкий аромат.

Источник: Эхо планеты

0

2

В Венгрии дурят всех

Вы собрались в Венгрию? Отдохнуть, позагорать на бескрайних балатонских берегах, погулять по старенькому Будапешту, залить накопившуюся московскую усталость персиковой паленкой и токайским? Отлично, так и поступайте. Но - будьте осторожны. Нет, там не срезают сумки и не пристают с ножом на улице. Грабеж по-венгерски осуществляется вполне цивилизованно, если не сказать законно. Главным образом в ресторанах и кафе, которых во вконец обуржуазившейся Венгрии пруд пруди.

Иностранных туристов логично рассматривают здесь в качестве единственного источника получения сверхдоходов. Пусть разовых, зато гарантированных. Обман зарубежных туристов постепенно превращается в Венгрии в национальный вид спорта. Дело зашло настолько далеко, что недавно делегация аккредитованных в Венгрии послов "тройки" Европейского Союза - Великобритании, Австрии и Люксембурга - официально проинформировала МИД Венгрии и городского бургомистра Будапешта о массовых случаях надувательств иностранных подданных и их жалобах в родные посольства.

Самая распространенная жалоба - на непомерно высокие счета. Всюду - в ресторанах, харчевнях, знаменитых венгерских чардах. На практике ничто не вызывает подозрения. Вам приносят меню на роскошной тисненной бумаге, подробно расписанное готической вязью - отдельные экземпляры таких документов специально держатся хозяином заведения для подходящих клиентов. Расчет прост: с венгерским языком крайне редко знакомы даже западные лингвисты-всезнайки, не говоря о рядовых обывателях. Прочитать же названия блюд в их готическом варианте вообще не представляется возможным. Цены в меню обычно не фигурируют. Если официант убедится, что на его родном языке клиент не разговаривает, счет непременно в два-три раза завысит. И попробуйте не расплатиться. Из подсобного помещения мгновенно выскакивает парочка молодцев, и действие развивается по знакомому российскому сценарию. Можно с уверенностью утверждать, что жизнь в этой ситуации покажется вам дороже любых денег, пусть даже последних.

Один из вариантов мошенничества - операции с кредитными карточками клиентов. Официант подсовывает на подпись чек в тот момент, когда клиент не вполне контролирует свои действия - согласитесь, обычное дело в ресторане. Недавно компания иностранцев поужинала в Будапеште на 10.000 долларов. Для сравнения: ужин с вином даже в самом респектабельном ресторане не стоит дороже $100. Иногда официанты пользуются неведением вновь прибывших туристов, не освоившихся с курсом венгерских денег (в долларе - аж 210 форинтов).

Иностранцы постепенно перестают доверять и венгерским отелям. В самых разных заведениях постояльцев будят время от времени по ночам и предлагают "заказанных девочек". Отказаться от того, чего вы не заказывали, но что вам пытаются навязать, - почти невозможно. Вы будете убеждать, что устали от экскурсии и мирно улеглись в постель - вам никто не поверит и постарается вырвать деньги за заказ. Любыми способами, вплоть до физического воздействия.

Еще важно не садиться в аэропорту в первое попавшееся такси. Запросто может случиться, что получасовая поездка обойдется в сотню-другую долларов.

Перечислять подобные случаи можно до бесконечности. Послам "тройки" ЕС все это надоело, и они потребовали от венгерских властей принять срочные меры в целях нормализации обстановки. Испугавшись международного гнева, местные власти срочно разработали специальную программу защиты интересов иностранных гостей. Государственное управление по иностранному туризму планирует выделить венгерской полиции около 80 миллионов форинтов ($350.000) для эффективного пресечения неприятных инцидентов. И жестко лимитировать тарифы столичных такси. Пожалуй, проще увеличить их число. Чтобы было из чего и, главное, из кого выбрать.

Источник: iностранец

0

3

Skibby написал(а):

Еще важно не садиться в аэропорту в первое попавшееся такси. Запросто может случиться, что получасовая поездка обойдется в сотню-другую долларов.

Про это нам гид шепнула. Сказала, что  тарифы на такси и так не самое дешёвое удовольствие, но и таксист может "повилять" раз другой по улочкам.
Про остальное мне неизвесно. Вообще еда там в сравнении с Россией стоит копейки. В забегаловках и ресторанах цены тоже грошовые. Мы почти везде были группой, тем более большинство школьники, человек 5 ну очень серьёзных учителей и русскоговорящий гид. Но я с подругой раз выбралась попить кофейку, так забавно! Мы забрели в настоящую пивнушку, где сидели мужчин 5 за 50 и мило так улыбались, недоумевая, что 20-ти летние барышни-иностранки забыли в их захолустье. Так вот сваренный по всем правилам и поданный мне кофе обошёлся (чтобы не соврать) в 150 форинтов, а это меньше 30 рублей!
Хотя гид-венгерка сама дурила венгров. На всех экскурсиях и посещениях купален она выдавала меня и 3-х моих подруг, тоже окончивших школу и даже уже потихоньку готовящихся к защите диплома за 14-ти летних школьниц, т.ч. мы везде проходили за пол цены.
А ещё, я думаю, ни одно уважающее себя серьёзное заведение не будет так дурить туристов и не будет держать недобросовестных официантов. А мошенников везде хватает!
Мы были в очень популярной в Венгрии кофейне. Там были  специальные витрины, где у каждого лакомства стояли ценники.

0

4

http://www.restoran.ua/uploads/charters/i_1029897754_av14.jpg

Венгры решили сделать суп-гуляш памятником

В национальной кухне каждого народа есть, пожалуй, такой кулинарный шедевр, величие и аромат которого его ценители прославляют, слагая песни, легенды и даже анекдоты. Для венгров это суп-гуляш, который жители страны на Дунае за превосходные вкусовые качества часто называют "королевским супом". И это не преувеличение.

Ежегодно в венгерский Сольнок на "Фестиваль гуляша" съезжаются лучшие повара и любители традиционного блюда национальной кухни со всей страны и даже из соседних государств. Суп варится прямо под открытым небом в 700 гигантских котлах, а числу желающих отведать ароматное варево не бывает конца. Гастрономический праздник в городе на Тисе не обходится без искрометного чардаша, веселой музыки, без бокала токайского и эгерского вина. К тому же на сей раз более 70 тысяч почитателей гуляша, прибывшие в Сольнок, поддержали идею объявить шедевр местных кулинаров "памятником культурного наследия", а оргкомитет фестиваля решил обратиться в ЮНЕСКО с просьбой взять это блюдо под охрану.

Венгры до сих пор ведут жаркие споры о том, что такое гуляш - суп или второе блюдо, то есть мясо в обильном остром соусе, приготовленнное с множеством специй. Большинство утверждают, что это все же суп. Факт, что рецептов хоть отбавляй. "Какой гуляш без говядины и множества зелени и специй?" - спросят кулинары Сегеда. А повара из Сольнока не представляют себе гуляш без хрустящей капусты и грибов. Есть гуляш из дичи, карпа и сома, курятины и баранины.

Исследователь Антал Сирмаи в своей книге, выпущенной в Буде в 1804 году, утверждает, что "первооткрывателями" гуляша были венгерские пастухи, готовившие суп в поле в огромных чанах. Вскоре блюдо стало любимым в народе, а рецепт его приготовления "зрел", словно вино.

Слово "гуляш" (по-венгерски произносится как "гуйяш") означает "пастух". Уже это указывает на немаловажную деталь: многочисленные рецепты венгерского супа родились не на светских пирах. И если венгерские хозяйки гордятся своим супом, приготовленным на плите, то настоящие ценители гуляша знают, что истинный шедевр можно создать лишь под открытым небом в котлах, чтобы он впитал в себя не только гармонию венгерских специй, но и аромат воздуха: ведь в каждом регионе страны он особый.

Мастера гуляша считают, что именно это блюдо помогает избавиться от многих болезней и способствует снятию стресса. А для того, чтобы суп удался на славу, нужны не только мясо, овощи и специи, но и хорошее настроение и добрые мысли. В плохом расположении духа приступать к варке супа не имеет смысла, мрачные мысли не позволят приготовить гуляш наваристым и ароматным.

Несмотря на то, что суп-гуляш никак нельзя отнести к числу дешевых или диетических блюд, сегодня он занимает почетное место на обеденном столе венгров. Обжигающий, словно пламя, его можно заказать практически в каждом ресторане, однако только старожилы точно знают, где в Будапеште, Сольноке или Сегеде стоит отведать настоящий суп, чтобы вспоминать его неповторимый аромат целый год.

В небольшом городке Дьюла местный житель не так давно открыл даже "Академию гуляша". Такое название решил дать своему ресторану 40-летний кулинар Лайош Элец. Он предлагает посетителям более 30 рецептов супа-гуляша, утверждая, что у каждого из них уже вековая история.

Прославить свой любимый суп одни стараются сохранением традиций, другие - поиском новых рецептов, третьи - завидным аппетитом. Известные венгерские повара решили недавно вписать новую страницу в историю кулинарного искусства и установить мировое достижение в приготовлении "самой большой порции национального блюда". Рекордсмены - 19 поваров и 40 помощников за 7 часов сварили суп в огромном котле на 4300 литров. На него пошло 700 килограммов говядины, 140 килограммов лука, 8 килограммов чеснока, свыше 130 килограммов душистой паприки и множество других приправ.

Каждый рецепт гуляша имеет свою географическую принадлежность, поэтому настоящие ценители кулинарного искусства никогда не перепутают сегедский гуляш с супом из Сольнока, а суп по рецепту дебреценских кулинаров с творением поваров Печа. Правда, некоторые рецепты связаны не с географическими названиями, а с именами их авторов. К примеру, название "гуляш по-секейски", утверждают знатоки, напоминает не о кулинарных способностях проживающих на территории Трансильвании венгров (их называют секеями), а связан с именем известного венгерского писателя и поэта Йожефа Секея, который был неравнодушен к супу и воспел его аромат, мастерство создателей гуляша во многих своих произведениях.

Рецепт приготовления супа, на первый взгляд, несложен. Сочное мясо вначале нарезают кубиками и в растопленном жире жарят до золотистого цвета мелко нарезанный лук. Пока тушится мясо, кулинары чистят и нарезают картофель, зеленый перец, помидоры и другие специи. Какую паприку выбрать для гуляша, сколько требуется положить специй и как долго тушить овощи - секрет у каждого свой. Гуляш приправляют солью, перцем, тмином и лавровым листом. Под конец варки в котел кладут "чипетке" - отщипанные рукой бесформенные кусочки домашнего теста, похожие на клецки. Они придают густоту и особый колорит супу. При этом красная паприка дает супу неповторимый аромат и консистенцию, которые отличают венгерский гуляш от других супов с аналогичной рецептурой.

Но вернемся на фестиваль в Сольнок. 80-летний дядюшка Дьюла - старейший участник кулинарного праздника - и сосчитать не может, сколько раз стоял за свою жизнь у котла с гуляшом и сколько селян удивил мастерски приготовленным супом. Раньше о настоящем венгерском гуляше знал весь мир, вспоминает кулинар. Не случайно же говорили, что во времена Кадара мы строили "гуляшный социализм". Когда-то гуляш был олицетворением национальной гордости и достоинства. Представители венгерских графских династий, прибывавшие во времена кайзера Франца Иосифа в сияющую красотой и роскошью Вену, в ресторанах, как правило, заказывали не венский шницель, а венгерский гуляш, еще раз подтверждая, что бережно относятся к своим традициям.

А как хранили честь гуляша гусары! По случаю больших торжеств их рассаживали за столы не по чинам - по рецепту гуляша: за одним столом объединялись любители супа из говядины, за другим - из дичи, за третьим - ценители рыбного гуляша. Гости на таком пиру пили в основном красное вино, восхваляли неповторимость именно их любимого блюда, вступая в острый спор с гусарами за соседним столом. Увы, размолвки на кулинарной почве нередко кончались далеко не мирно.

К национальному блюду были неравнодушны известные личности. Так, некоторые историки утверждают, что аромат ярко-красного супа обожал князь Ференц Ракоци II. Суп-гуляш нередко подавали на стол императора Франца Иосифа. А его супруга - самая красивая в свое время царственная особа Елизавета, которая отличалась безупречной фигурой и придерживалась самой строгой диеты, при каждом посещении своего замка в Геделле близ Будапешта просила слуг не соблазнять ее шедевром венгерской кухни и подавать на стол что-то более диетическое.

Директор сольнокского кулинарного фестиваля Шандор Чани сетует, что многие рядовые его сограждане стали забывать старинные рецепты гуляша, в то же время все больше иностранных ресторанов берут на вооружение именно венгерские рецепты. Это блюдо должно стать "культурным наследием", считает опытный кулинар, точно так же, как старая Будайская крепость, знаменитый проспект Андраши или же старинная венгерская деревня Холлоке, взятые под охрану ЮНЕСКО.

Действительно, если итальянцы решили увековечить в списке памятников культурного наследия пиццу, то почему там не найдется места для венгерского гуляша, утки по-пекински или русского пирога?

Источник: Эхо планеты

0

5

http://www.the-means.com/images/salami.gif

В Сегед за колбаской

Колбасу салями пробовал каждый. Относительно недавно за этим престижным дефицитом выстраивались огромные очереди. Сейчас, слава Богу, само понятие "дефицит" отошло в прошлое, и этим мясным продуктом, попадающим к нам из Финляндии, Дании и чуть ли не из Аргентины, завалены прилавки отечественных магазинов. Однако не все знают, что изобретена знаменитая колбаса в Венгрии. Родиной салями считается городок Сегед на юго-востоке страны. Там два века тому назад местные кулинары ее и придумали - особую "усушенную" колбасу, которую можно было хранить не только в холодном погребе, но и при комнатной температуре, причем несколько недель. В колбасу клали паприку, черный перец и долго коптили ее особым образом.

С начала ХХ века каждую осень в Сегеде проводятся колбасные фестивали. Лучшие кулинары города выставляют образцы своих колбас и демонстрируют простое оборудование, на котором знаменитую колбаску изготавливают. В ноябре в сегедских домашних коптильнях можно отведать десятки сортов салями, поучаствовать в процессе ее изготовления и захватить с собой домой в качестве сувенира два-три батончика.

Из столицы страны, Будапешта, в Сегед можно добраться самостоятельно или купить экскурсионный тур. Дорога простая - два часа езды на автомобиле или три с лишним часа на маршрутном автобусе. Организованная экскурсия в Сегед, которую проводит Будапештское бюро путешествий, стоит 14.000 венгерских форинтов (около $70).

В городе узкие улочки и мощенная булыжником центральная рыночная площадь. Имеется десятка два лавочек и специализированных магазинчиков, торгующих настоящей венгерской салями. Над входом в торговые залы вывешены здоровенные муляжи колбас, выполненные из папье-маше. Раскрашены муляжи так профессионально и убедительно, что усилевшееся слюноотделение тут же заставляет прохожих заглянуть в магазинчик и купить хотя бы батончик.

Цены на салями в Сегеде относительно невысоки. Один стандартный батон весом в 750 грамм обойдется покупателю в 1.100. форинтов ($5). Сорта колбас предлагаются самые разные: с красным перцем, с миндалем, с чесноком. К колбасному батону обязательно приложен ярлык, удостоверяющий, что приобретена именно "подлинная сегедская салями", сделанная на коптильне господина такого-то. На ярлыке указан адрес колбасника и даже его телефон. Так что если будут какие претензии к качеству колбасы - можно звонить. Но о таких претензиях в Сегеде не слыхали уже много десятков лет.

Даже во времена социализма местные производители не соглашались на поточное производство "сегедской колбасы", предпочитая закрыть коптильню, но не позориться ширпотребом.

И сегодня каждое семейное предприятие, выпускающее салями, трепетно хранит традиции колбасного мастерства. Никакие искусственные красители или добавки не допускаются. Все исходное сырье для колбасы натуральное и свежее - с окрестных ферм и огородов. Даже оболочка у колбасы съедобная - из говяжьих кишок. (Использовать автоматические линии и набивать фарш в полиэтиленовую пленку сегедские колбасники считают просто неприличным - хотя это и гораздо выгоднее.)

В том, что сегедские мастера ни на йоту не отступают от древних канонов, турист может убедиться, посетив несколько кустарных заводиков, где сохраняется оборудование прошлого века, а половину производственного процесса рабочие выполняют вручную. Иначе, по мнению сегедских специалистов, вкус у колбасы будет совсем не тот.

При самой древней коптильне, что на окраине Сегеда, есть колбасный музейчик. Там показана вся история появления салями и демонстрируются все ее разновидности, когда-либо произведенные. Саму же идею салями венгерским колбасникам подсказали еще турецкие маркитанты, которые в дальних походах снабжали янычаров сушеным мелко порезанным мясом, обильно посыпанным солью и перцем.

С разрешения хозяев шибко любопытный турист может побродить по жаркой коптильне, продегустировать несколько сортов колбасы и запить все это дело бокалом красного вина. Посетителям разрешается самостоятельно набить батончик салями мясным фаршем. Получается это далеко не у всех, да и то, как правило, лишь с третьей попытки.

И хотя Сегед знаменит не только колбасой (там, например, находится второй по величине в Венгрии католический собор и много чего еще интересного), приезжие сначала обязательно идут в колбасную лавку за салями, а уж другие достопримечательности славного венгерского города осматривают потом.

Источник: iностранец

Отредактировано Skibby (2007-01-19 00:39:02)

0

6

Венгерская кулинария ассоциируется, прежде всего, с красным перцем-паприкой и многочисленными острыми блюдами из нее, например, гуляшем и паприкашем. И действительно, в Венгрии выращивают множество сортов паприки, да и само это слово – венгерского происхождения.
http://euline-hungary.narod.ru/img/141.jpg
Острый вкус и ярко-красный цвет создали паприке опасную репутацию, хотя предубеждение, которые многие к ней испытывают, лишено всякого основания. Хорошая настоящая паприка и не слишком остра, и отнюдь не вредна Свежий и приятный на вкус плод паприки едят также и в сыром виде. Полузрелая паприка зелёного или светло-желтого цвета служит основой превосходных салатов и отличным дополнением  к мясным блюдам. Из зрелых стручков паприки удаляется сердцевина с зёрнами, затем стручки высушивают и размалывают, в результате чего получают красный мучнистый пряный порошок. Это не острый перец, он не обжигает рот и пищевод и гораздо мягче, чем чёрный перец.

В венгерской кухне обычно фигурируют 4 блюда, в которых главная роль отведена знаменитой паприке: гуляш, перкельт, токань и паприкаш.

Гуляш - это густой суп, что-то среднее между мясным соусом и мясным рагу. Готовят блюдо с большим количеством муки и паприки; кроме того, в его состав входят нарезанный мелкими кусочками картофель и клёцки.

Перкельт – это именно то блюдо, которое всем мире носит название гуляш: мясное рагу с большим количеством рубленого лука. Готовят перкельт тушением на слабом огне в густом соусе.

Токань отличается от перкельта тем, что мясо для него нарезают тонкими полосками, а лука и паприки кладут меньше, чем в гуляш, но для вкуса добавляют сметану, грибы, зелёный горошек и зелень.

Паприкашем  называют все блюда со сметанным соусом, заправленные паприкой.

Но венгерская кухня – это не только паприка. Закуски из свежих и маринованных овощей, многочисленные супы и изобилие блюд из мяса и птицы – каждый найдет себе рецепт по вкусу.

Здесь изумительно готовят разнообразные десерты и пироги. Например, именно в Венгрии был изобретен рулет. Говорят, что около ста лет назад парижский ресторан «Ритц» под покровом тайны специально направил в Будапешт кондитера, чтобы тот узнал рецепт знаменитого вишневого рулета. А рецепт вкуснейшего торта «Добош», названного именем венгерского кондитера, стал известен только после смерти кулинара, в течение его жизни хранился в строжайшем секрете, поскольку пользовался невероятной популярностью.

Ну а приятным дополнением к обеду будет венгерское вино. Самое известное из венгерских вин – токайское. «Токай самородни» - вино высшего качества, делается из ягод отборной спелости. В зависимости от года урожая, вино это может быть и довольное терпким, и совсем не сладким. «Токай ассу» - дорогое сладкое вино, изготовляемое по особой технологии, при этом важную роль играют ягоды, подсохшие до состояния изюма. Вольтер писал о токае: «Он приводит в движение мозг, и в его огне рождаются мудрые речи».

Источник: женский журнал Нюансы.ru

0

7

http://www.hungary-tur.ru/images/hungary/p/hungary_valuta.jpg
Венгры отметили 60-летие своей национальной валюты

Венгры отметили 60-летие своих форинтов, введенных в обращение после Второй мировой войны. Тогда задача перед ними стояла немалая - способствовать стабилизации национальной экономики и началу новой жизни. Минули годы, а жители Венгрии с прежним уважением относятся к национальной денежной единице и даже знают тех исторических личностей, чьи портреты украшают купюры..

Форинт - это важная страница в истории Венгрии, свидетель ее успехов и невзгод. Историки напоминают, что 1 августа 1946 года была предпринята не первая попытка выпустить национальную валюту под таким названием. Первые венгерские банкноты в 5, 10 и 100 форинтов появились после революции 1848 года, однако затем были запрещены по решению международного суда в ответ на жалобу австрийского императорского двора.

Но вообще-то форинты, а вернее флорины или фиорины появились еще в XIII веке, а была это флорентийская золотая монета, название которой со временем в Венгрии и преобразовалось в форинт. С 1946 года в каждом из них было по 100 филлеров, но через полвека инфляция сделала металлическую "мелочь" бесполезной, и в 1999 году она была выведена из обращения. С филлерами венгры распрощались с грустью, но безболезненно.

"Юбиляр" накануне 60-летия вел себя довольно непредсказуемо, и его курс относительно доллара США и единой европейской валюты в последние месяцы то падал, то вновь повышался. Эксперты считают, что в этом немалую роль сыграли объявленные правительством меры по сокращению расходов государственного бюджета, повышению тарифов на энергоносители. Правда, форинту в минувшие годы не раз приходилось вести борьбу с растущей инфляцией. Местные старожилы заметили, что, к примеру, за проездной билет на городском транспорте венграм сегодня приходится платить в 300 раз больше, нежели в 1966 году, а за килограмм хлеба - почти в 60 раз.

Специалисты подсчитали, что за минувшие шесть десятилетий в Венгрии было выпущено 4,1 миллиарда форинтовых купюр и 6,7 миллиарда монет. Доживет ли венгерский форинт до своего 70-летия, пока сказать трудно. Не утихают споры о том, сможет ли Венгрия к 2010 году перейти на единую европейскую валюту или же в связи с трудностями в экономике придется отложить введение евро на несколько лет.

А пока венгры все чаще говорят о том, как увековечить форинт для будущих поколений. Проектов, свидетельствующих о неудержимой фантазии авторов, хоть отбавляй - от создания памятника венгерскому форинту вплоть до идеи отразить историческую судьбу страны и ее валюты... в поэме.

Источник: Эхо планеты

0

8

Светильники Боруша

Скажите, это правда, что в вашем поселке есть музей ламп? — спросил я у первого встречного в Жамбеке. Пожилой мужчина окинул меня внимательным взглядом и, гордо вскинув голову, воскликнул:
— В нашем поселке есть все!

И вот узнаю виденный накануне по венгерскому телевидению большой крестьянский дом — частный музей ламп Ференца Боруша.

У входа в зал декоративных ламп — чугунная печь, прослужившая людям более полутора веков, а на стенах — огромные часы... Но вот и сами лампы! Глаза разбегаются от их обилия. Подвесная большая немецкая лампа из керамики. Когда-то она освещала дом горожанина среднего достатка. А эта, величавая, фарфоровая, с причудливо бегущим узором, служила богачам. Фотокамерная лампа. Лампа с масляным насосом — таких в мире сейчас осталось всего несколько штук. Лампы из китайского, венского, майсенского фаянса — первыми их владельцами были люди середины прошлого века. И наконец, огромная керосиновая лампа, изготовленная в Вене в 1880 году из старинной, 300-летней китайской вазы. Как и другие самые ценные экспонаты, она помещена в стеклянной витрине... Нащупываю фотоаппарат, и в этот момент слышу сильный мужской голос:
— Не получится снимок.
— Почему? — спрашиваю не оборачиваясь.
— Света маловато.
Передо мной возникает человек среднего роста, крепкого телосложения; в кармане синего халата — авторучка, на голове — фетровая шляпа с узкими полями.
Этот человек не без чувства юмора, подумал я.
— Откуда вы знаете? Снимаете сами? — спрашиваю и понимаю, что это и есть хозяин единственного в Европе музея ламп — Ференц Боруш.
— Не снимаю, а знаю от журналистов — за тридцать лет много их спускалось в винный погребок. Пытались сделать снимки, но безуспешно...у меня ведь там еще один музей — музей вина... А от лампы в погребке не светлее, чем здесь...

— Наверное, за тридцать лет ни одного недовольного от посещения музея вина? — вопросом отвечаю я на шутку Ференца.

Пристрастие к лампам у Боруша родилось само собой. Сначала он собирал бутылки с вином. Но когда образовалась приличная коллекция и экспонаты разместились в винном погребке; потребовалась лампа. Боруш разыскал несколько штук. С этого начался еще один музей — музей ламп.

Как он собирает лампы? Очень просто. Четверть века назад начал колесить по Венгрии. Для Боруша нет большего наслаждения, чем копаться в хламе старых, забытых богом и людьми чердаков. Постепенно через печать, радио и телевидение люди узнали о существовании музея. Пошел поток писем, предлагали купить лампы — кое-кто сам приезжал к нему. Разные были люди: одни, чувствуя стремление хозяина любой ценой приобрести экспонаты, заламывали баснословные цены, другие, старики, продавали лампы за бесценок по причине стесненных материальных обстоятельств.

— Редчайшая из ламп стоила двадцать тысяч форинтов,— рассказывает Боруш и с нежностью смотрит на один из экспонатов,— а теперь эти же лампы купили бы за сто пятьдесят тысяч!.. Например, только колпак вот этот стоит шесть тысяч форинтов!

— Ференц, выходит, вы теперь богаты?

— Богат... особенно в этом году — впервые со дня основания музея я не взял у государства дотации... знаете, спасибо телевидению, оно для меня, если не считать незначительной выручки от продажи билетов, единственный источник для приобретения новых ламп. На телевидении хорошо платят. И в то же время из-за рекламы моего музея по телевидению все стали что-то собирать. И теперь даже дети отвечают на просьбу коротко: «Не дадим!»

За время существования музея Боруш не продал ни одного экспоната, как бы трудно ему ни было. Несколько десятков лет назад лампу, изготовленную из китайской вазы, приобрели в Вене всего за двадцать долларов, а теперь за нее автомобиль предлагают, но Боруш отшучивается, что не всякий автомобиль стоит такой лампы, что, мол, с каждым годом автомобили становятся все дешевле, а лампы все дороже и дороже. «Подожду, пока кто-нибудь «мерседес» предложит— чего размениваться...» Впрочем, был в его жизни момент, когда в доме не оказалось даже на хлеб — все потратил на приобретение ламп. Жена все уши прожужжала, чтобы поехал в город и продал какую-нибудь лампу. Боруш посопротивлялся, но понял вскоре сам — иного выхода нет, и скрепя сердце согласился. Выбрал, как ему казалось, не самые ценные лампы и собрался на будапештский рынок, но жена остановила — решила напоследок полюбопытствовать, что же он прихватил с собой. Ну а когда увидела — запротестовала: уж лучше посидеть несколько дней на голодном пайке.

Я и не заметил, как мы оказались в других залах, где выставлены подсвечники и специальные светильники.
— Вот тот, что справа,— поясняет Боруш,— венгерский. Цыгане принесли...
— Уж цыгане-то продали за бесценок? — вновь подыгрываю я Борушу.
— Скорее кто-то другой продешевит, но не они.

И снова лампы. Немецкая — изготовленная в Майсене. На ней «печать» индивидуальной ручной росписи. Как сказал представитель майсенского завода, такая роспись — редкость. А вот лампы, которыми пользовались состоятельные люди. Большинство экспонатов — австрийские, но немало и чешских, румынских. Есть здесь и венгерская лампа, изготовленная в Пече в 1880 году.

Церковные лампы — самые элегантные. Кухонные лампы — у тех, кто побогаче, они горели всю ночь, у бедных зажигались лишь изредка, слишком высоки были цены на керосин... Лампы-работницы: железнодорожные, шахтерские, морские, ручные, велосипедные... Трудно вообразить, каких здесь нет.

Последнее помещение — мастерская, где Боруш занимается реставрацией. На верстаке различные инструменты и хитрые приспособления. На стене висит диплом: Ференц Боруш — член Международного клуба ламп. Он также член австралийского общества, но, грустно шутит Боруш,— в Венгрии он пока не является членом никакой организации.

... На поселок, на его старую церковь, от которой веяло средневековьем, наплывали сумерки. До Будапешта всего час езды — скоро глазам откроются цепочки огней столицы. И эти равнодушные огни заставят меня вспомнить притягательный свет ламп в далеком венгерском поселке.

Автор: Евгений Кузьмин
Источник: Вокруг света

Отредактировано Skibby (2007-03-20 22:49:24)

0